Персидская мечта автостопщика

Игорь Асадчий

Друд бэр дустие Иран ва Руссия!

По воле Аллаха мы оказались в Астаре.

Вообще, перед поездкой все друзья пугали меня Азербайджаном. Даже один знакомый автостопщик, побывавший там летом, мрачно говорил: "Не очень страна. Хреновая - если быть точным. Подвозят так себе, к русским отношение не ахти, менты деньги сдирают, задерживают и обыскивают". И даже моя мама, никогда не бывавшая нигде, но воспитанная с годами в автостопщицком духе и даже серьезно подумывавшая о некоторых вольных путешествиях на пару со мной в будущем, заявила: "Иран - это еще ничего. Страна-то конечно не туристская, дикая, наверное, но там все обойдется. Все-таки персы - нация благородная и древняя, не думаю, что опасно туда ездить. Но вот Азербайджан... Сынок, вы только смотрите - осторожней там, ни к кому ночевать не ходите, вещи нигде не оставляйте. Это же хачи, они нас ненавидят. Помнишь, как их в Питере называют? Звери... Так что обещай мне!"

От всех этих предостережений моя напарница струсила (дело в том, что тот автостопщик, побывавший в Азербайджане, являлся ее другом, и не доверять ему причин не было), и стала настаивать на альтернативных путях попадания в Иран. Я только посмеялся над ее опасениями, а так как характер у меня тяжелый, то девушка огорченно пожала плечами...

Конечно же, все оказалось совсем не так. Вообще, из тех двадцати стран, которые мне удалось посетить за годы знакомства с автостопом, самые негостеприимные и порой даже оставляющие неприятный осадок, оказались в Европе. Хотя, что там греха таить - на данный момент по количеству посещений для меня лидирует все-таки этот континент.

Впрочем, вернемся к Азербайджану. Как и в любой азиатской стране, люди оказались чрезвычайно гостеприимными. Каждый второй звал нас гости или в кафе (в зависимости от времени суток). Менты, увидев нас, бежали к путешественникам со всей возможной быстротой, но не для того, чтобы обыскать или ограбить, а пожать руку и спросить, не требуется ли помощь. Такси иногда стопились и возили бесплатно. Люди здоровались и прежде всего спрашивали "Алпыныст?". Узнав, что вовсе даже и не альпинист (про автостоп лучше не говорить, так как все равно не поймут, лучше объяснить, что идете через страну "пищком"), жители расспрашивали о Москве, вздыхали, ностальгировали об СССР и жаловались на жизнь.

По поводу еды. В кафе или забегаловке поесть стоит дешево (редко больше 3-4 доллара на двоих). Рекомендую попробовать некие зеленые трубочки из листьев с мясом внутри. Супы вкусные. Ну, и конечно осетрина. Шашлык из нее стоит копейки и подается практически везде. Если очередной водитель забыл вас покормить, не грех заплатить и самостоятельно.

Что посмотреть. Поначалу Азербайджан своими пустынными и промышленными пейзажами может вызвать депрессию. Особенно в этом плане лидирует Апшеронский полуостров. Брошенные и работающие нефтяные скважины, остатки железобетонных конструкций, чадящие трубы, многочисленные свалки, лужи разлитой нефти и грязной воды, практически полное отсутствие деревьев и людей - все это напоминает картины нашего многострадального мира после третьей мировой войны. Впрочем, как говорил Хармс: "В этом тоже есть свое вдохновение".

Но именно Апшеронский полуостров является основным вместилищем практически всего, чем может похвастаться эта не щедрая на "культурные" достопримечательности страна.

1. Баку. Самым величественным и самым таинственным памятником столицы является Гыз Галасы - Девичья Башня, построенная в юго-восточной части крепости Ичери Шехер. Говорят, что это уникальное сооружение азербайджанского зодчества не имеет аналогов на Востоке. Башня была построена на выступе когда-то береговой скалы (теперь море отступило), и представляет собой этакий цилиндр, выложенный из серого известняка.

Как это часто бывает, специально для попсовых туристов с происхождением названия бакинской Девичьей башни существует множество легенд. Согласно одной из них, шах влюбился в собственную дочь и решил жениться на ней. Придя в ужас от предстоящего брака с отцом и желая отговорить его, дочь попросила построить башню и подождать, пока она не достроится. Когда башня была готова, шах не изменил своего решения. И тогда девушка взобралась на башню и бросилась с нее в море. Но это легенда нам с вами говорит гораздо больше, чем нашим обремененным лишними деньгами и скукой коллегам, любящим ездить в цивильные туры. Этот факт свидетельствует о древности башни. Очевидно, что она была построена в домусульманскую эпоху (то есть приблизительно в 4-6 веках), так как во времена правоверных такая ситуация была бы невозможна.

2. Сураханы. В этом поселке было святилище зороастрийцев-огнепоклонников, которые приезжали сюда на поклонение священному огню. Предполагается, что это первое святилище относится к началу нашей эры. После завоевания арабами Азербайджана и Баку и принятия жителями ислама храм огня зороастрийцев был разрушен. Многие зороастрийцы, не приняв ислам, вынуждены были уйти в Индию. Дальнейшая история огнепоклонничества продолжается именно там. Сменилось много поколений, прежде чем торговля и Шелковый путь не связали огнепоклонников вновь со святилищем в Сураханах. Поклонение огню в Сураханах возобновилось после 15-го века в виду развития экономических и культурных связей с Индией.

На месте древнего святилища огнепоклонников-зороастрийцев богатые индийские купцы начали сооружать постройки. К наиболее поздним относится центральный храм-алтарь, выстроенный, как гласит надпись на средства купца Канчанагара в 1810 году. Позже вокруг святилища, пристраиваясь друг к другу, выросли молельни, кельи, караван-сарай. На кельях памятника имеются резные по камню надписи, исполненные шрифтами индийского письма - даванагари и гумруки (как свидетельствуют наспех опрошенные индусы).

Отшельники, насчитывающие несколько десятков человек, жившие в Атешгях (таково название храма), поклонялись огню, вели аскетичный образ жизни, истязая свою плоть и очищая душу. Они вешали на себя цепи, вес которых достигал более 30 кг, лежали на негашеной извести - до омертвления отдельных частей тела. Они не трудились - жили за счет пожертвований индийских купцов. Отшельники верили, что душа человека после смерти перерождается и возвращается вновь на Землю. А в каком обличье - знатного человека или какого-нибудь животного - зависит от кармы. Сих отшельников можно лицезреть в виде довольно удачно сделанных макетов в кельях по периметру храма. Впрочем, оставим их.

Сам храм представляет собой пятиугольное сооружение с зубчатой внешней стеной и входным порталом. В центре внутреннего двора возвышается четырехугольная ротонда главного храма-алтаря. Над входным порталом устроена традиционная на Апшероне гостевая комната - "балахане" (теперь она содержит ненавязчивых тетушек-контроллеров, мечтающих взять с вас 2.5 доллара, но можно и так). Близ храма-святилища находится четырехугольная яма, совершенно заваленная камнями, где прежде сжигали тела мертвых индусов на священном огне.

Огонь горит в центре ротонды на земле и в четырех углах на крыше. Интересно, что посетители зажигают священный огонь самостоятельно. Для этих целей им выдается специальная пакля на длинной палке.

3. Башни Апшерона. В 12-м веке для Азербайджана особо остро встал вопрос о защите страны с моря, после того, как Апшерон подвергся многочисленным атакам русских разбойников. Для этих целей здесь стали строить целую цепь башен, не предназначенных для длительного проживания. В отличие от одновременных замков Западной Европы замки Апшерона не имели просторного внутреннего двора с жилыми и служебными постройками. Постройки эти располагались вне крепостных стен. Башни служили лишь временным убежищем для феодала и его вассалов во время атак и для пассивной обороны, а также играли сигнальную роль. При приближении неприятеля на вершинах башен зажигали нефть и таким образом оповещали население об опасности.

Самые классные и хорошо сохранившиеся башни были найдены нами в Мардекянах и Раманах. Последняя примечательна тем, что если взглянуть на нее с определенной позиции, то она кажется полностью плоской.

Итак, не скажу что с сожалением, но и без вздоха облечения мы прощаемся с этой гостеприимной, серой и какой-то жалостливой страной. Переходим границу. Как это часто случается на СНГшных границах, начинается долгая эпопея с ленкиным паспортом (серия им не понравилась). Ну не могут наши бывшие соотечественники как на западных, так и на южных рубежах Империи осознать, что на свете существуют не только мешочники, но и Люди - желающие путешествовать ради путешествия, а не ради низменных целей. Но все позади - подлые взяточники остались ни с чем, пограничники последний раз на всякий случай убеждаются, что мы не алпынысты, и мы... на территории Персии.

Здесь у нас и многочисленных жителей Астары (и с той, и с этой стороны) собирают паспорта и заполняют анкеты на фарси. Вы чувствуете: с первых шагов проявляется уважение к туристу? Ну не должны мы знать фарси - что ж, пограничники заполняют всякие там цели визитов и прочее самостоятельно.

Мы выходим в город. Признаться, испытываю почти такое же волнение, когда в первый раз попал в Индию. Куда там заезженной Сирии и уж тем более Европе! Я не ожидаю встретить здесь какие-то уникальные и всемирно известные памятники рук человеческих или природы подобно Пирамидам или Каньону, но я чувствую, что именно в этой стране я удовлетворю в какой-то степени свое извечное стремление прикоснуться к древнему и не банальному.

Ленка сразу одевает платок, который она не снимет в дальнейшем в течение месяца. А вот с юбкой мы немного промахнулись - молодые персиянки предпочитают джинсы и брюки. Впрочем, может быть они в чем-то и правы, эти мусульмане: разве плохо женщинам носить если не паранджу, то хотя бы платок, и оставаться непорочными до свадьбы?

Мы проходим город насквозь и начинаем стопить. Вокруг нас собирается интеллигентная толпа (не путайте с дикой и мгновенно размножающейся массой людей в Индии), которая авторитетно заявляет, что автостопа здесь нет и быть не может. Но минут через пятнадцать у нее появляется неожиданный оппонент, который согласен везти белых мистеров "пуль надорам" (то есть без передачи денежных знаков).

Едем. Перс пытается вступить в контакт. Мы используем разговорник, но не понимаем ничего. Он тоже не понимает нас. В машине тесно и шумно, поэтому я практически лег ему на плечо, и мы весело орем друг другу в ухо. Он все время пытается донести до нас какую-то мысль. Даже останавливается у развалов фруктов, покупает нам гранат и снова продолжает объяснять, потрясая для убедительности кистями рук. Все это выглядит довольно внушительно, но все равно не понятно. Наконец мы догадываемся: он не может везти нас в Рашт, так как едет всего шестьдесят километров. Мы успокаиваем его, что в Рашт нас повезет совершенно другая машина, и, удовлетворенный, он уделяет наконец-то внимание рулю.

Вот водитель снова тормозит у некого кафе и с грустью отмечает, что его путь окончен. Мы все вместе идем внутрь. Так как совсем недавно мы плотно отобедали в Астаре, то отказываемся от любезно предложенной трапезы. Я достаю кротовскую книжку по Азии, встаю посередине кафе и начинаю громко декларировать: "Ман хориджи!" (Я - иностранец), "Ман Мирид Бандер Аббес!" (Я еду в Бандер Аббес), "Друд бэр дустие Иран ва Русия!" (Да здравствует Ирано-Российская дружба!). Мои реплики возымели определенное действие. Один из обедающих резко встал из-за стола и сказал, что хочет везти нас в Газвин (это совсем недалеко от Рашта).

> Следующая Страница >

www.voyage-travel.org © 2008-2011