Турция для двоих

Игорь Асадчий

В 1996 году, на первом курсе института, я узнал об автостопе. На уроке «История туризма», профилирующего по нашей специальности, учитель стал рассказывать о существующей в России практике профессионального автостопа. Как понимаю, говорил он тогда о питерцах (в частности, о Леонтьеве). Возбужденно жестикулируя, он рассказывал о ребятах, которые проезжают за месяц 14000 км по Африке, практически не тратя денег.

Меня как будто стукнуло. Первым делом, придя домой, я приложил линейку к карте Африке и, сделав поправку на масштаб, посчитал, что указанная цифра составляет добрую половину Африки (правда, если ехать более-менее по прямой линии). Сделав в уме нехитрые умножения, я понял, что всю Африку можно проехать всего за два месяца. Прибавил к этому месяц на всякие непредвиденные случайности, я получил окончательный срок в три месяца. Три месяца на Африку! Почти не тратя денег! Я даже в уме никогда раньше не мог себе предположить, что такое возможное.

Выходец из интеллигентной семьи, я не понаслышке знал, что такое средний уровень доходов и многокилометровые очереди 91-92-х годов в продуктовые магазины. Поэтому никогда даже и не смел мечтать о путешествиях, являющихся в то время привилегией богатых. И вдруг такие перспективы! Да к тому же не какая-то там буржуйская Европа, а самый настоящий континент мечты. Одна большая страна, которую в то время посетили сущие единицы избранных. (К слову сказать, сейчас, когда я пишу это самое вступление (август 2003), Африки я так и не посетил, не смотря на то, что за плечами у меня 20 стран. Ну да ладно, дело-то наживное).

Итак, я заболел автостопом. С самого первого упоминания об этом виде времяпровождения, я понял, что это для меня. Еще даже не зная подробностей и не имея опыта, я чувствовал, что буду заниматься вольными путешествиями большую часть жизни.

Летом вместе с другом мы вышли на трассу. Было это в Керчи (туда мы добрались из Анапы, где до этого вместе я с матерью отдыхал в пансионате). Мы не знали ни о технике голосования, ни о позициях; голосовали только при свете дня. Естественно, нас ждали некоторые трудности: два парня с огромными рюкзаками, путешествующие нераздельно… За десять дней мы проехали Крым с востока на запад с осмотром всех встречающихся по пути достопримечательностей. Друг не выдержал и бросил меня в Алуште, уехав в Москву на поезде. Я же закончил свой путь в Севастополе и влюбился в автостоп окончательно.

Но я мечтал о большем – о загранице. Как человек здравомыслящий, я понимал, что с зарубежными странами будет не все так просто. Поэтому стал копать информацию. Помнится, мне удалось найти книгу В. Шанина «Европа для всех», а потом посетить его тусовки на метро «Бауманской». Меня поразила непринужденная атмосфера и небрежные разговоры стопщиков о путешествиях в такие «заоблачные» страны как Франция и Италия. Мне очень понравился Валера – молодой человек, почти мальчишка на вид, в шортах, улыбающийся и приветливый. Помню, тогда же я впервые увидел Кротова. Он меня поразил…

В душной комнате сидело человек 20 стопщиков, лениво переговаривающихся. Одни обсуждали проблемы легального и нелегального пересечения словенско-итальянской границы. Другие искали попутчиков в Испанию. Третьи (Яшникова) показывали фотографии с недавнего рафтинга по рекам Крыма. Общая атмосфера лености захватила и меня, и я понял – что автостоп – это такое интересное и халявное дело, связанное со сплошными приключениями.

И вдруг дверь в комнату резко распахнулась, и на пороге возник страшный человек с бородой и рюкзаком. Страшный он был потому, что сразу стал орать:

-Так, кто еще не знает! Завтра! Самоходный поход! 70 километров без ночевки! Встречаемся в 6:15 утра там-то. Опоздавшие на пять минут не допускаются!

Кто-то (кажется, Тим Волкодав) спросил:

-А девушку взять можно?

Кротов окинул его насмешливым взглядом и ответил:

-Можно. Только сам ее будешь таскать на себе!

Я же про себя подумал: «Вот псих! И охота только по жаре тащится 70 километров? Да еще и с рюкзаком! Ну пять, ну десять в конце концов – с двумя привалами – это еще можно понять. Нет, я пас. Я от «МША» никуда. Я с этими «АВП» связываться не буду».

И кто ж мог подумать, что впоследствии Тим Волкодав так и останется Тимом Волкодавом, съездившим из всей заграницы только в Чехию и Румынию и не сходившим не в один поход, а я через несколько лет изредка буду ходить в них, а рядом будет идти та самая пресловутая девушка.

Летом 1997-го года я поехал в Болгарию через Румынию. Прочтя книгу «Европа для всех», я увидел там образец нормального автостопа - 500 километров в день. Таким образом, еще раз подтверждались данные об автостопе по Африке – ведь тогда путешественники проехали 14000 км за месяц. Информация, полученная из двух разных источников, окончательно меня успокоила, и я понял, что Черный Континент для меня вполне достижим. А пока можно потренироваться на Европе.

К слову сказать, я очень переживал, если не проезжал в день положенные 500 километров в Румынии и Болгарии. Считал себя плохим стопщиком. Палатку презирал, предпочитая использовать рекомендуемый Шаниным целлофановый картофельный мешок.

Зимой того же года я съездил с Ленкой в Турцию. И сразу оценил разницу между Европой и Азией. Естественно, последняя меня очаровала. Именно тогда у меня стала зарождаться любовь к диким странам и, как следствие, некое предпочтение идеологии науки, пропагандируемой Кротовым, к атмосфере некоторой расхлябанности и халявы, столь развитой в «Школе автостопа». Хотя, конечно, мне никогда не забыть, кто был моим первым учителем автостопа. К тому же, очень уважаю Валеру не только как великого путешественника и ученого, но и человека, имеющего здоровое чувство юмора и умеющего выявлять действительно смешные приколы в путешествиях.

Плохой сон – Румыния.

Мы доехали на поезде до Унгень, пересекли румынскую границу и оказались в городе Яссы, бывшей столице Молдавии. Здесь попали в несколько сложную ситуацию: жуткий холод, обменные пункты не работают, и посему мы не можем уехать на поезде из-за отсутствия румынских денег.

заночевали в зале ожидания. Помимо множества интеллигентных людей, здесь был один бомж, который жутко вонял. В середине ночи один из румын попытался его выгнать. Такого я не видел никогда и, возможно, нигде, кроме Румынии, больше не увижу: интеллигент стал драться с бомжом. Они очень(!) дрались: много орали, пытались подставить друг другу подножку и мужественно толкались. Когда бойцы падали на пол и продолжали нелепо бороться, катаясь по кафелю, мне приходилось спросонья поджимать ноги и отодвигать коврик.

На следующий день мы проехали на поезде 40 км, после чего вышли на трассу. Снега навалило чуть ли не по пояс, дороги не расчищались, и по всему было видно, что снегопады в Румынии – настоящая катастрофа. Так как на мне были одеты только кроссовки, то ноги быстро промокли и замерзли. К тому же я решил, что настало время позавтракать. выбрав дом, мы подошли к подъезду. В это время в него как раз входил румын средних лет. Мы поднялись с ним на последний этаж и расположились напротив его двери, начав демонстративно сушить ноги. Как выяснилось, я все-таки не зря получал в школе пятерки по психологии: румын сначала с недоверием выглядывал из-за двери, стесняясь, а затем пригласил нас в гости.

в последующие полчаса нас кормили различными национальными румынскими блюдами. Мы познакомились с его очаровательной дочкой и даже во что-то с ней играли (языковой барьер для молодых людей не существует!) Также попробовали румынскую водку: она оказалась очень слабой - эффекта почти никакого, зато потом весь день ужасно болела голова.

Мне пришло в голову, что автостопщики по-своему очень циничные люди: для достижения своих целей (передвижение по стране, поиск ночлега, еды и т.д.) мы используем людей как расходный материал; как кирпичи. С другой стороны, отплачиваем им тем, что вносим в их жизнь хоть какое-то разнообразие. Забегая вперед, хочу отметить, что в последствии многие турецкие водители очень гордились встречей с нами и хвастались этим перед своими друзьями как нечто экстра неординарным. Думаю, что эквивалентно тому, как если бы вы встретили двух негров, путешествующих с рюкзаками автостопом по Калужской области.

После импровизированного завтрака мы поехали на местных поездах в Бухарест. Вокруг степь, пурга, ни единого деревца или огонька – короче зрелище не для слабонервных.

Что такое автостоп – взгляд изнутри дилетанта.

Утром мы вышли на трассу в сторону Болгарии и тут же застопили турецкого дальнобойщика.

Теперь для нас началась другая часть нашего путешествия. На границе мы даже не выходили из машины, а только лениво смотрели на пограничников. Всюду вместе с нашими паспортами носился турок. Один раз пограничники попытались отослать нас на другую таможню - для туристов, которая находилась не более чем в километре от основной. Так вот, турок испугался, что мы потеряемся, и заплатил за нас по 5 марок.

Три раза в день он кормил нас в ресторанах. Его коллеги, ехавшие с нами параллельно из Германии, неоднократно пытались переманить нас к себе на стоянках. Но Мэмет в целом удовлетворял нас. Турок-водитель – очень колоритная личность. Из 82-х водителей, подвозивших нас в течение дальнейшего путешествия, не пели только трое. Мэмет пел страшно, помногу и с душой. Мало того, он был неплохим танцором, и, стало быть, часто танцевал вместе с машиной, выворачивая в такт музыке руль. А теперь закройте глаза и представьте себе многотонный грузовик, несущийся на полной скорости и «танцующий». Когда же мы в такт музыки щелкали пальцами, это приводило его в сумасшедший восторг, и он еще сильней старался нас кормить.

Каждый день заканчивался одинаково. Мы останавливались в очередном ресторане и, после обильного и неизменно вкусного ужина, пили.

В ресторане турки ведут себя особенно. У них принято обращаться к официантам с просьбой сделать массаж, громко сморкаться, а также прилюдно ковыряться в зубах и ушах специальными палочками, причем правилом хорошего тона является предложить такую палочку соседу по столу.

Пьют они своеобразную дрянь под названием ракия. По вкусу и запаху очень напоминает отвратительную микстуру, которой в детстве меня поила мама. Неудивительно, что мы с Ленкой предпочитали виски. Только один раз Мэхмет попробовал пить с нами. Пьют турки маленькими глотками, сильно разбавляя колой. результат совместного с нами распития всего лишь одной бутылки для турка оказался плачевным: всю ночь его тошнило, а после два дня было жестокое похмелье.

Вообще, турки по-пьяни становятся очень прикольными. Однажды, сидя в ресторане, я пытался общаться с одним турком на немецком (на котором, кстати, не знаю почти ни слова, но который, тем не менее, всетаки более понятен, чем турецкий). Я решил в очередной раз востребовать свои знания человеческой психологии и предложил турку в качестве сувенира 50 российских рублей образца 93-го года. Оказалось, что в школе я действительно не халявил: тут же мне были подарены 2 марки.

Все-таки я горжусь тем, что всегда стараюсь выполнять одно из правил классического автостопа (или, например, ПЛАСовского его варианта): никого никогда ни о чем не просить. Во-первых, люди не любят просящих - уважают только равных себе, попавших в трудную ситуацию – ведь мы же все не Иисусы. (Тут же приведу пример: турки из различных слоев населения тратили на нас в процессе дальнейшего путешествия десятки долларов, предлагали все самое лучшее, и в то же время равнодушно проходили мимо многочисленных нищих, изредка бросая им мелочь).

> Следующая Страница >

www.voyage-travel.org © 2008-2011