Автостопом в Судан и обратно

ПРЕДИСЛОВИЕ. ИДЕЯ МАРШРУТА

В апреле 1998 года, в уютном индийском городке Нойда неподалеку от Дели, в гостях у нашего индийского друга Прабхата Раджана, сидели участники великого путешествия в Индию и читали по очереди старый путеводитель по Африке, который купили за полцены на одном из делийских базаров.

Африка так велика, а в книжке все так заманчиво близко! Куда же мы поедем в следующий раз? Напрашивался интересный и несложный маршрут - по Турции, Сирии, Иордании, Египту, Судану, Эритрии, Эфиопии - побывать на Килиманджаро и на озере Виктория... Когда же мы все возвратились домой, оказалось, что путеводитель был старый и за последние несколько лет многое усложнилось.

Крупнейшая страна Африки, Судан, вновь переругалась со своими юго-восточными соседями - Эфиопией и Эритрией, и границы с ними закрылись. Судан оказался тупиковой (в дорожном смысле) страной, откуда можно уплыть только по морю.

Так как Саудовская Аравия почти не выдает виз вольным путешественникам, мы решили продолжить наш предполагаемый маршрут через Йемен, Оман, Арабские Эмираты и уже знакомый нам Иран, завершив таким образом кольцевой маршрут вокруг Аравийского полуострова.

Итак, мы наметили очередной маршрут - через Грузию, Турцию, Сирию, Иорданию, Египет, Судан, Йемен, Оман, Эмираты, Иран и Азербайджан - одиннадцать стран, почти 20.000 километров, примерно три с половиной месяца пути. Старт Аравийской экспедиции был назначен на 1 февраля 1999 года.

УЧАСТНИКИ ПУТЕШЕСТВИЯ

Из "индоедов" (достигших Индии в ходе прошлогодней экспедиции) в новое грандиозное путешествие на юг поехали лишь двое: я и Владимир Шарлаев из Петербургской Лиги Автостопа. За истекший год из обычного автостопщика Шарлаев стал настоящим автостопщиком-фундаменталистом, ибо питал отвращение ко всякому рейсовому (общественному) транспорту, даже бесплатному. Когда в пути нам встречались добродушные автобусы, маршрутки и поезда, готовые совершенно задаром подвезти нас, Шарлаев сердился и отгонял сей неканонический транспорт прочь. И даже в городах Владимир избегал общественного транспорта и ездил исключительно автостопом, пока платный рейсовый паром из Иордании в Египет не нарушил его автостопные принципы. Как это произошло, вы узнаете в своем месте.

Казалось бы, человек, избегающий даже городских автобусов в Каире и маршруток в Дамаске, должен это делать не от хорошей жизни, а, например, из экономии. Но экономить Шарлаев не мог и не хотел. Денег у него было больше, чем у всех нас, вместе взятых, и поэтому, месяца через два после старта мы начали приставать к Владимиру с просьбой одолжить денег. Интересно, что и год назад, в Индии, он тоже представлял собою своеобразный валютный фонд.

Другой питерец, Костя Шулов, в прошлогодней индийской эпопее провожал нас лишь до Ирана - чтобы не покидать слишком надолго свой университет. На этот раз учебный вопрос был решен своеобразно. Мы заранее составили специальное письмо для декана того факультета, где учился Шулов. В нем говорилось, что Академия вольных путешествий, организуя великую экспедицию, очень просит отпустить на три месяца студента К.Шулова, очень важного и незаменимого человека. Костя был отличником, его отпустили легко, но к первому мая он по-любому должен был вернуться в Питер.

Шулов имел и другие свойства. Например, он опаздывал на стрелки, а также все терял. Зато он заранее подучил иноземные языки и на первых порах был самым разговорчивым, выливая на турецких водителей шквал персидских слов. Правда, почти безрезультатно.

За пару месяцев до старта всем остальным казалось, что оба питерских участника поедут в паре, настолько похожими они были по некоторым признакам. Оба невысокого роста, оба в желтых комбинезонах и с одинаковыми рюкзаками, оба с кредитными карточками, оба из средств связи предпочитали Интернет, оба сделали прививки от желтой лихорадки, оба активны, инициативны и полны всяких идей. Но еще задолго до старта петербуржцы поссорились. Один любил просыпаться поздно, другой еще на два часа позже; один собирал рюкзак долго, а другой еще дольше; один всегда был уверен в собственной правоте, а другой, как ни странно, тоже. Было и еще одно очень важное разногласие: Шулов ни в коем случае не хотел ездить в одиночку по диким странам, а Шарлаева одиночество никак не тяготило. В результате у питерцев не только не получилось неделимой пары "смелых и умелых", но и вообще они стали избегать друг друга. Индивидуалист Шарлаев поехал до Турции по западному берегу Черного моря (через Молдавию, Румынию, Болгарию), а Шулов, как и все остальные, по восточному берегу моря - через Батуми.

Паша Марутенков, житель подмосковного Оболенска. Год назад он провожал нас, едущих в Индию, лишь до Армении (поскольку не успел сделать загранпаспорт). В тот раз он ехал девять дней от Москвы до Еревана в паре с Алексеем Журавским (47 лет, кличка Полковник), который был самым старшим участником индийской поездки, увлекался йогой, медитациями, святыми вибрациями и прочее. На этот раз Полковник присутствовал с нами незримо, ибо Паша, в некотором роде, был его заменителем. Он оказался старше всех нас, спокойнее и рассудительнее - и тоже, как Полковник, увлекался всякими высшими энергиями. Хотя Паша, в отличие от своего лысого прообраза, был вполне волосат, - все его энергетические упражнения и телодвижения мы, вспоминая Полковника, в шутку именовали "лысыми".

Москвич Андрей Петров больше всего на свете любил чай. По крайней мере, такое мнение могло сложиться у каждого, кто ездил с ним в паре. Андрей настраивался на чай во всех городах и странах, и все белые, коричневые и черные люди угощали его чаем, а он радовался. Помимо чая, Андрей любил бороться (в основном армрестлингом) со всеми лицами мужского пола, кто на это соглашался, и за эти месяцы переборол не только нас всех, но и многих местных жителей. Также Андрей быстро научился: напрашиваться на ночлег во всех странах; читать закорючки арабского языка; экономить деньги и даже умножать их количество.

Дело в том, что Андрей Петров стартовал из дома с весьма незначительной суммой денег - у него было всего около ста долларов. И это при том, что нам предстояло потратить около двухсот долларов на всякие разные визы и международные паромы, - да и не только же одними визами и паромами собирались мы питаться в течение трех с половиной месяцев! Когда же в мае мы вернулись по домам, оказалось, в частности, следующее: Андрей не только не умер с голоду и никому не задолжал, но и я еще остался ему должен тридцать баксов! Причины и способы загадочного размножения денег в дальних странах раскроются вам, читатель, из дальнейшего повествования.

Как обычно бывает, к людям, едущим в большие путешествия автостопом, присоединяются провожающие. На этот раз нас провожало четыре человека: два до Египта, один до Сирии, один до Турции.

Григорий Кубатьян, еще один питерский студент, прошлым летом имел опыт путешествий по Европе. Одним из его друзей по учебе был некий египетский студент, учившийся в Питере. Гриша хотел достичь Египта, там заехать к своему другу (тот жил в городе Танта), а потом уплыть или улететь домой. Прибыв в Батуми, Гриша оказался невольным виновником нашего недельного заключения, когда в три часа ночи искал ночлег вблизи президентского дворца... но об этом - ниже.

Александр Казанцев не так давно прилетел из США, где провел несколько месяцев и даже совершил "кругоштатовское" путешествие. В мирской жизни он был студентом МГУ. У Саши было интересное отношение к деньгам - он их практически не тратил. О дальнейших свойствах и судьбе Казанцева, провожавшего нас до Египта, вы узнаете из книги.

Миша Венедиктов, тоже московский студент, провожал нас до Сирии, где отличился любовью ко всяким вкусностям. Была у него еще такая особенность: рюкзак его содержал все не внутри, а снаружи. На мишином рюкзаке болтались: палатка, спальник, стойки для палатки, предметы одежды и т.д. и даже желтый пластмассовый сундучок (напоминающий докторский), в котором непромокаемо хранился фотоаппарат.

Калужанин Миша Кошелев рассчитывал потратить за всю поездку около пятнадцати долларов, из которых десять он предназначал на турецкую визу. В Турции Миша отделился от нас и, не найдя денег на визу Сирии, поехал домой через Болгарию и Румынию.

Еще один человек, москвич Олег Моренков, хотя и сделал некоторые визы, в последний момент стал колебаться - ехать или нет? - и, предпочтя учебу, все-таки остался дома.

Таким образом, в южные страны стартовало девять человек, пятеро из которых имели суданскую визу и намеревались пройти полным маршрутом, а остальные четверо провожали нас до разных мест.

ПОДГОТОВКА ПУТЕШЕСТВИЯ

Подготовка ко всяким международным экспедициям включает в себя обязательные похождения по посольствам. Из девяти необходимых виз мы решили сделать в Москве лишь четыре: сирийскую, иорданскую, египетскую и суданскую. Мы знали, что суданская виза делается очень долго, и заказали ее заранее, за два месяца до старта. Остальные три визы делаются в течение суток каждая, но посольщики каждой из стран мягко просили принести приглашение или бронь гостиницы. Мы вместо сего показывали важную бумагу с печатью Академии вольных путешествий, и посольщики, проникнувшись уважением к нам, про приглашения сразу забывали. Четыре визы, вместе взятые, обошлись нам в 85 долларов на человека.

Визу следующей страны, Йемена, мы тоже хотели получить заранее, но йеменское посольство заломило цену - пятьдесят долларов. И хотя на другой день цена упала вдвое, мы решили не расходовать деньги зря и сделать йеменскую визу по дороге, в какой-нибудь другой стране. Получение виз Омана, Эмиратов и Ирана мы тоже оставили на потом. Ну а самая первая виза, турецкая, ставится всем желающим за десять долларов прямо на границе.

Таким образом, визовый вопрос решился. Но был и другой вопрос - денежный. Читатель, возможно, уже и не помнит о событиях августа-сентября 1998 года, когда курс доллара резко вырос более чем в три раза, с 6 до 20 рублей, и большие деньги на путешествие достать было практически невозможно. Все визы, паромы, да и вообще все заграничные путешествия стали для россиян втрое дороже. Поэтому мы взяли с собой "деньгозаменители": металлические российские монеты, открытки и даже билеты АО "МММ". Эти бумажки представляли собой как бы акции, давно лопнувшие, но солидно выглядящие, с водяными знаками и портретом основателя компании С.Мавроди - чем не деньги?

Весь этот хлам мы предполагали сбывать жителям дальних стран. Ведь известно, что в старину путешественникам удавалось поменять в Африке, скажем, ржавый гвоздь на стадо верблюдов и т.п.. Почему бы не попробовать?

Кроме виз, денег и деньгозаменителей, каждый из участников получил специальную бумагу со своей фотографией и с печатью АВП, призванную облегчить общение с чужеродными посольщиками, таможенниками и полицейскими.

ПЕРЕД СТАРТОМ

Напомню читателю политическую обстановку в мире, какова она была на начало 1999 года. Ситуация была непроста и изменчива.

Россией правил президент Ельцин. Наша экономика едва начинала шевелиться после августовского кризиса 1998 года.

Чечня пребывала в затишье, хотя периодически там и постреливали. Мусульманский мир с интересом взирал на перспективы построения очередного исламского государства на южной окраине России.

Войска НАТО бомбардировали Югославию. Россия пыталась защитить братьев-сербов от мусульман-албанцев и от "миротворческих сил" Запада.

> Следующая Страница >

www.voyage-travel.org © 2008-2011