На автобусе по Америке (США)

День первый. Путь в Техас.

Первый день огромного путешествия. И такой чудесно-удивительный день, что если таково начало путешествия, то значит, все оно будет замечательным. Открытие, которое настигает меня каждый день, каждую минуту – сколько вокруг замечательных, добрых и бескорыстных людей, готовых тебе помочь просто так. С самого-самого начала дня. Майкл, мой студент в колледже, где я преподаю русский язык иностранцам, который героически проснулся в 8 утра, чтобы забрать у меня ключ от комнаты и вещи. Шади (профессор арабского и мой друг), который довез до аэропорта и трогательно заботился, чтобы я не забыла паспорт и другие важные вещи. Мужчина в аэропорту, который объяснил все неясное и помог снять рюкзак. Печенье в самолете. Мелочь ведь, но приятно! Забавная заметка – телевизор в самолете бесплатно транслировал только комедии или сериалы, а вот художественные фильмы надо было покупать. И еще одно – экран выключить невозможно (а он у тебя прямо перед носом), поэтому даже если там реклама, мозгу волей-неволей приходится забиваться мусором.

А еще на хвосте и крыльях всех самолетов Frontier Airlines фотографии животных. До Денвера мы летели на волке, а до Хьюстона кажется на песце. Забавно.

Просто вопросы секьюрити о погоде. И наконец, самая большая помощь – Жанет (случайная пассажирка в самолете, которую я спросила про остановку автобуса) и ее муж, которые довезли меня до хостела, оставили свой телефон на всякий случай, болтали со мной всю дорогу. Этот удивительно уютный хостел, где кроме меня никого в комнате нет, где милая женщина и ее трогательная старушка-мама, которая все здесь так потрясающе украсила, создала дом. Это не хостел, это и правда, дом, уютный, теплый, аккуратный, такой невероятно домашний. Сказала, что голодна, оказалось, что все магазины в округе уже закрыты, меня накормили овощным супом. Нарядная, искрящаяся ёлка, пианино, картины в старинных рамках, коллекция необычных зеркал, такая милая хозяйка тетя Дон (она так и представилась). И почему я здесь только на два дня?

День второй. Хьюстон.

Влюблена в этот город. Может быть, именно в этот район, где живу, но это неважно. Мне кажется, я поймала дух города – тепло, радость, покой, южная яркость и одновременно уют и дом. Теплый летне-ранне-осенний вечер. Тишина. И это многомиллионный город? И это один из центральных районов? Несмотря на то, что сити и небоскребы все время маячат только вдалеке, все-таки это центр города. Но здесь так удивительно уютно, что даже приличное в принципе количество машин дорисовывает своим мирным гудением и легким шумом картину спокойствия, семейности и даже какой-то романтичности. До последнего не хотелось идти в дом – красивый домашний закат, полупустые улицы, южные одноэтажные домики с цветами и кирпичными украшениями, пальмы, магнолии… И чувствуется, что на улицах мало народу не потому, что здесь никто не живет, а потому что люди уже дома, или еще едут с работы, или ужинают со своей семьей, или бредут тихонько домой, или не спеша едут на велосипедах, или гуляют со своими собаками и разговаривают с ними. Главное, что никто никуда не спешит. Везде трогательный уют и тепло. Мои любимые южные города, люди улыбаются тебе, здороваются. Просто так. Просто потому что люди. Шутят, смеются, иногда демонстрируют интерес, но все это не навязчиво, не раздражает. Все близко, все рядом. Рядом и старое, и новое, и разбитый дом, и «плантаторский дворец» (это я так окрестила Carleton House) с пальмами и белоснежными колоннами и балконами, рядом ремонтируемые дороги и выложенные цветными камушками названия улиц на бордюрах, рядом афро-американцы (вымуштровала меня таки американская толерантность – уже не могу сказать негры!) и мексиканцы, пожилые люди и совсем маленькие дети.

Чудесное утро. Просыпалась много раз гораздо раньше будильника, потому что не хотелось уже спать, но все ленилась встать. Отправилась за едой в супермаркет. Отправилась не в пальто, а только в толстовке. И даже в ней было слегка жарко. Попала из зимы в лето. Вот бы увести такую погоду с собой, чтобы во всех городах было такое же лето. Познакомилась по пути с бразильцем, педиатром, но он уезжал из хостела. Обещала написать ему название хостела в Нью-Йорке, он тоже там будет, но еще не заказал хостел. И начала открывать город – утренний, теплый ото сна, летний, домашний, зеленый, цветочный, кирпичный, необычный и жизнерадостный. Проходила мимо мексиканского посольства, где люди толпились и ждали своей очереди. Работник дорожной службы окликнул по-испански. Правда, эта фраза «Говорите ли вы по-испански?» была в моем скудном запасе знаний испанского, поэтому я засмеялась и ответила, что только немножко. Он тоже посмеялся и заметил, что, тем не менее, я поняла, что он сказал. Забавно, неужели моя внешность может хоть отдаленно напоминать мексиканскую девушку?

Купила в маркете удивительно вкусный сыр, молоко и любимую гранулу. Решила, что на два дня хватит. И отправилась открывать Хьюстон. Он такой, совсем такой, как был в моих детских мечтах Техас – веселый, открытый, теплый, несколько беззаботный, и очень уютный. Забавные небоскребы с дырками (похоже, архитекторам нравилась эта затея – они ее использовали не в одном здании), красивые церкви с цветными окнами, музей погоды, цветущие бумажными цветами деревья, цветочные коровы, пасущиеся на лужайке, травяные рыбаки в шляпах, южно-африканские или южно-арабские дворцы и дома, мексиканские таверны. Смесь рас, культур и национальностей. Музей африканского искусства с деревянными идолами у входа, красные телефонные будки, как в Лондоне, белоснежные шпили церквей на фоне зеркальных окон небоскреба (очень напомнило Новый Арбат). Поразило здание университета Святого Томаса. Видимо, это здесь один из самых больших университетов, потому что знак, указывающий, что университет рядом, висит над каждым обозначением улицы. Помогла (точнее пыталась помочь) ребятам из какого-то колледжа, которые проводили опрос «Думаете ли вы, что команда Хюстона победит в грядущем чемпионате по футболу?» Ответила, что футбол особенно не смотрю, но город мне очень нравится, поэтому всячески желаю, чтобы победили. Было забавно, когда им надо было записать мое имя, потому что по буквам-то я продиктовала, а вот когда произнесла все вместе, они только тяжело вздохнули. Так вот про здание университета – удивительное сочетание современной светской архитектуры и религии – получилось некоторое особое здание современной религии. И огромный зеркальный крест в честь некого Эдварда Вайтса, который был ректором университета и сделал для него много хорошего. Очень «по-американски» трогательное краткое жизнеописание на мемориальной доске – каким хорошим семьянином и ректором он был.

Немножко запуталась, пока искала Ротко Чапел – все ожидала увидеть величественное здание – по описанию ведь это центр духовности всех религий. Когда нашла, не сразу поняла, что это оно. Никаких огромных вывесок. Обычные железные двери. Без каких-либо знаков. Робко открыла, вошла. Снаружи похоже на кирпичный склад или что-то, связанное с электроэнергией. Внутри уже больше напоминает место для посещения – стойка ресепшн, буклет с информацией. Во всех музеях предлагают регистрироваться как посетитель, оставлять свой адрес. После чего мне указали на стеклянные двери и сказали: «Смотри!» Узнав, что я из России, добавили, что Ротко был тоже русского происхождения – литовец. Ну да, конечно, где-то там – Россия, Литва… Один большой круглый зал. Когда зашла, не сразу поняла, что же тут смотреть-то надо. Совсем забыла, что читала про это место, про необычный интерьер и сюрреализм автора. И только много позже меня стукнуло, где я слышала имя Ротко. Ну конечно! Я же была в Москве в выставочном зале Гараж, где в это время была выставка картин Ротко – забавных одноцветных прямоугольников. Ну правда скажем прямо, он меня тогда не впечатлил. Но здесь я вспомнила, сколько читала про эту Чапел – сакральное место для всех верующих вне зависимости от их религии или даже атеистичности, место медитаций, раздумий и рождения творчества. Посему честно присела на скамейку, прочитала буклет и стала «погружаться» (точнее пытаться, потому что получалось со скрипом) в духовность этого круглого зала. Более странного места я в жизни не встречала. Никогда я не видела более странного «святилища»! Круглый каменный зал с серыми стенами. Наверху любопытная конструкция, кажущаяся куполом, уходящим вверх. Правда, потом замечаешь, что это всего лишь обман зрения и конструкция практически плоская. В середине этого круга отверстие, через которое видно малюсенький кусочек неба. Остальной свет падает с боков круглой конструкции и тем освещается зал. Любопытно, но по факту Чапел внутри построена по схеме церкви – некое подобие купола, деление на алтарную часть (центральную) и боковые, к ней примыкающие. По кругу на всех стенах висят картины – черные и фиолетовые холсты. Полностью закрашенные. Это все. Причем когда я только зашла, мне показалось, что холсты все одинаково черные, однако вглядевшись, я обнаружила различия в оттенках. Так вот в алтарной части триптих. Такие же триптихи на боковых стенах. А вот за спиной один большой холст. Черные скамейки и несколько ковриков с подушками для медитаций возле «алтаря» (не уверена, что это действительно так, может, просто я это так увидела). И самое интересное, что возможно в этих черных картинах был действительно некоторый сакральный смысл и секрет духовности и творчества. Ведь цвета (особенно яркие) отвлекают сознание, не дают сосредоточиться на внутренней мысли. А глядя на эти картины, на которых по сути ничего не нарисовано, каждый представляет свое, каждый творит, каждый слышит свою внутреннюю мысль. Если нет, он просто встает и уходит. Но если он остается, то каждый рисует свои картины на этих холстах. Мне почему-то упорно представлялись святые – на «алтаре» Христос, а по бокам святые, богоматерь, женщина, старуха. И я действительно их видела, это было очень необычно – мне правда казалось, что просто раньше на холстах были изображены традиционные иконы, а потом автор замазал их черной и фиолетовой краской, но контуры сохранились. Притихшая я ушла оттуда. А возле Чапел так называемый «бассейн релаксации» «Сломанная фигура» - не знаю, как это достигнуто, но вода действительно, невероятно гладкая и спокойная и очень настраивает на релаксацию. До сих пор перед глазами стоит ее тихая задумчивость и отражающаяся в воде, словно переломленная в талии фигура.

Дальше отправилась в музей византийских фресок. Честно – музей ни о чем. Один маленький зал (ну да, хорошо оформленный), две большие фрески (украденные в свое время из Византии) и две небольшие иконы. И это все. Как-то разочаровало. А вот потом я отправилась в музей коллекции Менила. И думала я, наивная, что после него отправлюсь еще в соседнюю галерею – там вроде бы современное искусство – большая коллекция. Провела я в музее часа три, наверно, и была так перенасыщена информацией, что уже больше ни на что, связанное с искусством смотреть не могла. Это просто невероятно! Найти в Техасе в музее Менила икону 1500 года «Святой Николай» из Карелии!

Самое сильное впечатление от объектов древности - как они могли создать такие миниатюрные, такие ажурные, тонкие, талантливые и аккуратно выписанные, вырезанные, выгравированные фигурки, картины, скульптуры, фигуры, черты лиц? Как они могли создать такое удивительно красивое и пропорциональное искусство в черт знает каких веках до нашей эры?! Да я бы не отказалась иметь сейчас такие чудные броши и маленькие сундучки. А папе бы очень хотела подарить этот потрясающе аккуратный и трогательный медальон со Святым Георгием. Но невозможно поверить, что вот эти портреты мумий нарисованы на ткани в 150 году до н.э.! Такая точная передача черт лица, такие красивые, человеческие лица, что хочется смотреть на них бесконечно…

> Следующая Страница >

www.voyage-travel.org © 2008-2011