Иерусалим: город святых и контрастов

– Лублутэбя как булку с маслом! Ай, красываякакая! – это, конечно, адресовано нашим девушкам.

Между прочим, 30 % живущих здесь арабов – христиане. Поэтому Назарет считается «самым христианским» из городов Израиля и единственным в стране, где воскресенье – выходной день. Дело, наверное, в двух христианских святынях – Источнике Девы Марии и древних римских резервуарах, воду в которых Иисус, по преданию, превратил в вино. Православная Церковь Архангела Гавриила и Святого источника стоит прямо на том месте, где Мария, пойдя за водой, получила весть от ангела о том, что родит сына Божьего. Здесь и сейчас струится святая вода, которую посетители набирают в различные емкости и увозят с собой.Говорят, она исцеляет.

Чуть в стороне – католический храм Благовещения, современная постройка конца 60-х прошлого столетия. Во дворе храма вдоль длинной стены висят около двадцати икон Девы Марии, написанные в разных странах мира. Есть очень необычные, например, из Китая или Кореи…

Мадонна с младенцем. По-корейски…

В Назарете, как известно, Иисус начал свои первые проповеди о христианстве. Но его не приняли в городе, где для большинства жителей он остался всего лишь подростком, а не мессией. Поэтому Иисус пошел в другие места, где и был услышан.

До вечера мы успели побывать в этих местах. Первое называлось Ярденит, на берегу реки Иордан, где по Евангелию Иоанн Предтеча крестил Иисуса Христа. Красивая заводь, каменные ступени, ведущие к тихой воде. Хочется постоять в тишине и представить все то, что происходило две тысячи лет назад… Но нет, тишина здесь бывает не часто. Туристы и паломники со всего света стремятся сюда круглый год. Вот, толпа чернокожих пилигримов в пестрых одинаковых одеждах пляшет и поет под руководством священника. У них довольно своеобразное восприятие святости места и поведения. В воду они не полезли, и то хорошо. Попели, поплясали и довольные поехали дальше. А нас представители местного кибуца позвали попробовать их продукцию. Финиковый мед, чечевичные оладьи и травяной чай приготовлены по рецептам первых христиан, живших в этой местности. Кое-что мы, конечно, взяли с собой в качестве сувениров.

Кибуц – значит «колхоз». В Израиле также, как когда-то в Советском союзе, энтузиасты обобществления и равноправия были уверены, что колхоз – ключ к всеобщему счастью и благополучию. Итог тоже эквивалентен: из тех немногочисленных кибуцев, что выжили, большинство приватизировались и теперь это обычные коммерческие предприятия, зарабатывающие кто чем может. Кибуц в Ярденитепомимо выращивания фруктов, неплохо зарабатывает на обслуживании паломников: сдает в аренду белые одежды для омовения вИордане и торгует сувенирами. Но при этом «колхозники» обустраивают место и следят за порядком и комфортом. Я подумал о том, что этот кибуц вполне мог бы называться «Светлый путь». А что, созвучно месту и, как говориться, в колхозном тренде…

Река Иордан, место крещения

Совсем неожиданно, после череды исторических мест, нас привезли в природный заповедник на озере Хула. Но это того стоило: такого количества птиц мне, любителю природы, не приходилось видеть ни разу в жизни. Причем с близкого расстояния. Нас посадили в открытый с одной стороны вагончик, и трактор, очень похожий на «Беларусь», медленно потащил его вдоль берега озера. Аттракцион так и называется: birdwatching, наблюдение за птицами. Сезон миграции уже закончился, и тем не менее сотни серых журавлей стадами, как овечки, пасутся на полях вокруг. В воде медленно, высматривая добычу, бродят белые цапли. Утки и гуси нескольких видов проплывают мимо нас с важным видом. Туристов воспринимают, видно, как часть флоры и фауны. Типа, смотрите на здоровье, только руками не трогайте. Если кто и был недоволен нашим появлением, так это нутрии, которые неохотно сползали с берега в воду. Тракторист, он же по совместительству экскурсовод, по ходу движения рассказал нам о том, как птиц во время миграции приходится специально прикармливать в этом месте, чтобы они не садились на полях фермеров и не портили урожай. И о том, как полвека назад правительство Израиля приняло программу осушения здешних болот, чуть не приведшую к экологической катастрофе. Болота осушили, но на торфянике все-равно вырастить ничего не удавалось. Зато озеро Хула стало стремительно высыхать. А воды соседнего Галлилейского моря, куда стекались подземные ручьи с сельхозполей, наоборот, наполнялись ядовитыми пестицидами. Птицы стали облетать это гиблое место. В общем, пришлось чиновникам признать ошибку и срочно возвращать природу в первозданный вид. На это ушло несколько лет и уйма денег, но зато теперь мы можем любоваться на эту красоту! Хорошо все-таки, когда в правительстве могут признаться: «да, мы обоср…сь, ребята, и готовы исправить ошибку».

Обедали мы здесь же, под навесом на берегу озера. На мангале дымилось ароматное мясо, свежие овощи и холодный сок были как нельзя кстати. Что может быть лучше для путешественника, чем роскошный пикник на природе!

— Как приготовить заливного осетра?
— Берешь минтая и заливаешь, что это осетр. (Из еврейского юмора)

Покинув заповедные берега Хулы, мы через полчаса снова оказались у воды. И судя по стоящему причала корабля, нас ожидал выход в… Кстати, вопрос на засыпку:чем отличается Галлилейское море от озераКенерит? Ответ: ничем, это одно и то же.

Но часовая прогулка по воде и впрямь напоминала морской круиз: летящие за кораблем чайки, широкая водная гладь, сверкающая золотом в отражении солнца… Израильтяне почему-то любят называть этот пресноводный водоем морем. Говорят так: наша страна омывается четырьмя морями: Средиземным, Мертвым, Красным и Галлилейским. Звучит красиво.

Высадили нас в Капернауме. Это еще одно очень важное место для христиан. Именно здесь звучали главные проповеди Иисуса. Здесь же он обрел своих первых учеников: Петра, Андрея, Иоанна, Иакова и Матфея, ставших потом апостолами и авторами Евангелий.Сегодня паломники приезжают в Капернаум, чтобы увидеть дом, принадлежащий Петру, (точнее его фрагменты), и посетить монастыри – православный или католический. С обоих открывается потрясающий вид на Галлилейскую долину.

Остов древней синагоги и православный храм в Капернауме. Свято место пусто не бывает

Вечером мы, наконец, добрались до отеля в городе Тверия. После долгого, насыщенного впечатлениями дня очень хотелось принять душ, упасть на широченную мягкую кровать и уснуть. Но на отдых было отведено всего полчаса, а потом нас ждало шоу фонтанов и в заключение – о, счастье – горячие источники!

Тверия после заката солнца смотрелась довольно живописно. Огни окон, фонарей, витрин отражались в прибрежной воде, словно рождественская гирлянда. На набережной горожане уже сидели в кафешках или прогуливались по променаду. В конце набережной уже собирался народ в ожидании начала шоу фонтанов. Я, признаться, был не очень заинтригован: в Питере, на Стрелке Васильевского все лето идет водное представление. Но через пару минут от моего скепсиса не осталось и следа. Мощные струи взметнулись под музыку ввысь и вдруг запылали разноцветным огнем! Потом внезапно превратились в прозрачный экран, на котором лазер стал выписывать копии мировых шедевров: «Мадонну» Леонардо Давинчи, «Голубя» Пикассо, «Человека в котелке» Рене… Великолепная музыка, энергия света и воды заставляли собравшихся на набережной зрителей то восторженно ахать, то бурно аплодировать.

Когда шоу закончилось, даже как-то неловко было говорить про баню. Как говориться, «душа была полна»!

Уже часам к десяти вечера мы все-таки окунули свои уставшие тела в горячие источники оздоровительного комплекса Хамей. Это совсем не было похоже на привычную восточную баню, и уже тем более русскую. В нескольких бассейнах с горячей минеральной водой люди плавали, сидели, лежали уже разомлевшие на шезлонгах рядом. Два служащих помогли нам устроиться в воде на пробковых упорах. Ты ложишься на них в воде спиной и как бы зависаешь в невесомости. Над тобой звездное небо и вечерняя прохлада, а тело млеет в горячей влаге, и ни о чем не хочется думать. Нирвана!.. Потом массажист постелил коврик прямо на деревянный пол и достал что-то похожее на медную ступу с пестиком. Он сел рядом с растянувшимся на коврике клиентом, поднес к его лбу ступу и легонько ударил по ней пестиком. Бам-м-м-м… Глубокий, вибрирующий звук разошелся волнами вокруг. Бам-м-м-м… «Колокол» двигался вдоль тела лежащего человека и раз за разом повторял свой бой. Это действо меньше всего походило на массаж, а больше на какой-то шаманский ритуал. Потом мы спросили у человека про ощущения. Он сказал, что состояние похоже на транс. Но, оказывается, звуковой резонанс, извлекаемый этой медной посудиной, действительно дает массажно-лечебный эффект. А может, просто изгоняет из тела «злых духов»?

В эту ночь мне ничего не снилось. Я уснул сном праведника, чистый телом и мыслями.

В вагоне поезда завязался интеллектуальный разговор между двумя попутчиками. У окна сидит третий и, время от времени, услыхав фамилию какой-нибудь известной личности, вставляет и свое слово.

— Если рассуждать о Спинозе…
— Еврей.
— Когда Америку открыл Колумб…
— Еврей.
— Эйнштейн…
— Еврей.

Огорошенная этими сведениями, соседка по купе, монашка, в испуге крестится:
— Господе Иисусе, Мать пресвятая Богородица!..
— Тоже евреи, — спокойно замечает знаток.

Иерусалим – город святых и контрастов

Наш автобус шустро катил на юг. Мы приближались к последней и главной точке нашего путешествия: к Иерусалиму.По обеим сторонам дороги сплошной зеленой стеной замелькали сосны.

— Это искусственные лесопосадки, — поняв мое удивление, объяснил Антон, наш гид. – Израиль единственная в мире страна, где зеленая зона со временем не уменьшаются, а увеличивается. За счет массовых высаживаний деревьев. И это забота не только государства. Ежегодно в феврале, в празднование Ту би-Шват, каждый еврей старается посадить в специально отведенном месте новое дерево. Праздник так и переводится – «Новый год деревьев».

Что ж, прекрасная традиция.С одной стороны позволяет евреям не забывать о своих корнях, а с другой – помогает сделать страну красивее.

Через два с половиной часа нашего пути впереди показались холмы, сплошь покрытые разнокалиберными фигурками домов. Куда ни бросишь взгляд, везде расстилается большой город. Честно сказать, я представлял Иерусалим несколько иначе, в моей личной картинке он был небольшим и древним. А тут – мегаполис, столица! Оказалось, что так и есть: израильтяне считают своей столицей Иерусалим, а Тель-Авив – это такой политический компромисс с мировым сообществом. На самом деле здесь и население больше, и, конечно, туристов. Просто это другой город. Сакральный. Родина трех важнейших мировых религий: иудаизма, христианства, мусульманства. Получается, за 4000 лет Иерусалим стал духовной родиной половины населения страны.

о путешествии по израилю
Старый город, окруженный очень высокой крепостной стеной