Долгая дорога в Новосибирск

Проснулся утром в 6 часов по Москве – солнце уже высоко! Машины туда- сюда. Словно поторапливают: быстрее, быстрее – на трассу!

Через 10 минут торможу КАМАЗ-автокран. Почему бы и нет!? До Калачинска? Поехали! Проехали выездную табличку Омска. Трасса действительно новая – местами даже асфальта нет! Зато бетонка ровная, прямая, как на аэродроме. На перекрёстках сделаны развязки с круговым движением. Калачинск – налево, Новосибирск – прямо. Постояв пять минут, иду завтракать в харчевню рядом. Налил в вагончике воды в котелок, на огне мангала для шашлыков приготовил вермишель. Сладкий чай попил с баранками. После завтрака вновь пошёл на круг и голосую в сторону Новосибирска. Впереди видно табличку «ТАТАРСК 102, Новосибирск 606» Машин мало, погода жаркая. Все водители показывают жестами что они местные и с ними ехать не имеет смысла. Есть и заведомо дальние машины – Перегонщики везут новые «Лады» на продажу. Они всегда едут одни и никого не желают брать, как будто я им товарный вид испорчу. Иногда, когда по ним голосуешь, они показывают жестом: «Не видишь что ли? Занят я!» Через 25 минут на «Жигулях» доехал до следующего такого же круга. Стоять очень тоскливо – ни облачка, ни деревушки, вокруг – леса да поля.

Через пол часа останавливается МАЗ с прицепом, выясняется, что он везёт песок на стройку на границу областей. Сажусь в кабину. По пути замечаю, что дорога совсем новая, краска разметки ещё белая, а километровые столбы ещё не надписаны. Высадил он меня на «совсем новом» перекрёстке – даже трава на откосах ещё не выросла. Рядом кафе и строящаяся бензозаправка. МАЗ вывалил песок, постоял у кафе и уехал обратно, а я всё стою. Стопа совсем нет. Жарко очень. Машины вообще куда-то все делись, как будто нет впереди ещё половины Страны! Поворот налево – к Ивановке. Визуально вижу ж\д станцию. Засекаю время – 1 машина за 10 минут, может пойти на станцию? Через час и двадцать минут(!) удалось застопить старенький микроавтобус УАЗ-452. Машина – Зверь! Через 100 метров шоссе неожиданно закончилось (понятно, почему не было машин!), ехать пришлось по пыльно-глиняной колее в поле. Так вот, этот автобус выделывал чудеса, – взбирался на крутые горы, ехал под значительным боковым креном! И всё это в кромешной пыли и по огромным ухабам! Ни одна другая машина не смогла бы выделывать такие трюки. Водитель же УАЗа был к этому привычно подготовлен: на полу салона он возил три слоя кирпичей для балласта, за счёт них достигал феноменальной устойчивости. Так мы ехали 23 км. Вдоль колеи строители строят хорошую дорогу. Работают, по словам водителя, с восьми утра до восьми вечера без выходных. Обещают достроить к зиме.

В 12:20 геройский автобус свернул в Татарск, а я остался на повороте. Позже понял, что зря! Через эти ухабы навряд ли кто-то ещё прорвётся. В 12-50 подбросил до следующего перекрёстка грузовик-КМАЗ и свернул в Казаткуль.

Здесь, посреди широкой бетонки я простоял на самой жаре до 14 часов. Грузовиков не было. Редкие легковушки шарахались от меня, как будто увидели привидение. Тут уже нервы мои сдали и перед глазами поплыли круги. Я понял, что сейчас у меня будет Солнечный Удар, а вокруг – никого! Из последних сил выволок рюкзак в центр перекрёстка – уехать бы куда-нибудь. Лишь бы там была вода и тень!

…Грузовик ехал в Татарск, как раз до колодца, воды набрать. Попил, поплескался на себя из бутылки, отдохнул в тенёчке и пошёл на станцию. Вокзал большой и красивый. Ходит бдительная милиция. Электричка на Восток только в три часа ночи! Зашёл в кафе заварить чай и картофельное пюре. За столиком сидит местный парень (из «крутых») в окружении девчонок.

Разговорились, угощают газировкой. Дарю на память «В.В.» После обеда пошёл к Дежурной по станции, узнать насчёт товарняков в Барабинск. Дежурная, выслушав меня:

— Идите в соседнюю комнату, подождите, сейчас к половине седьмого придёт локомотивная бригада на Барабинск, если с ними договоритесь, то уедете.

— Спасибо, большое. А где эта комната?

— Там, в коридоре, на двери написано.

Вышел в прохладный коридор. На соседней двери табличка КОМНАТА ОЖИДАНИЯ ЛОКОМОТИВНЫХ БРИГАД. (Специально для автостопщиков?!)

В комнате два окна, стол и скамейки. Подарив Дежурной «В.В.» сел за стол писать дневник. Писать дневник мне мешали другие локомотивные бригады, которые ехали в Новосибирск. Они заходили в комнату, курили у окна в ожидании формирования составов на Запад и расспрашивали меня о сущности Вольных Путешествий. Я решил, что писание дневника не такое уж срочное дело и стал просвещать машинистов о Научных Методах проезда по железной дороге.

Под мои разговоры в комнату набиралось всё больше людей, одни приходили, другие уходили… Как оказалось, послушали меня и ушли на улицу и те машинисты, с которыми я собирался уехать. Но бдительная тётушка-Дежурная по станции, вовремя выскочила к нам в комнату и послала меня на восьмой путь, догонять нужную бригаду. Догнал я их уже воле локомотива. Один уже куда-то влез, второй ещё стоит рядом. Спрашиваю:

— Добрый вечер. Вы – машинист?

— А что?

— Вы в Барабинск едете?

— А короче?

— Да я вот… тоже хотел бы в Барабинск уехать, а то машин на трассе нет…

Голос сверху, видимо, машиниста:

— Уедешь, уедешь… Вон иди к задней кабине, подожди там пять минут… Ура! Мой первый в жизни «автостоп второго рода»! Бегу. Жду.

Машинист поднял токоприёмники, запустил двигатель. Через пять минут открыли дверь и приняли мой рюкзак. Я залезаю следом и сразу дарю приготовленный заранее «В.В.» Уважаемый читатель! Если ты будешь публиковаться в «Вольном Ветре», не бери гонорар деньгами (Фу!) – возьми газетами! Потом это окупиться тебе «с троицей», да и друзей порадуешь.

Итак, вписка в локомотив состоялась в 18:30. Меня предупредили, чтобы я ничего не трогал и ни на что не нажимал. На станциях мне не следовало высовываться, т.к., если меня заметят, то у машинистов могут быть неприятности. Я сел на пол кабины, облокотившись на рюкзак спиной. Так я был абсолютно невидим с улицы и к тому же мог поспать. Однако через 10 минут в кабину вошли ещё два мужика. Как я понял, это были тоже машинисты, только они уже возвращались домой. Они зажгли свет и стали играть в карты. Я сел на сиденье, но в карты играть отказался.

В Барабинск прибыли в 21:30. На прощанье я подарил бригаде подвозившей меня в первом железнодорожном стопе книгу ПВП (в придачу к «В.В.»). Мой локомотив дальше ехать не собирался, и я покинул его. На соседнем пути стоял другой локомотив «под парами», тоже в сторону Новосибирска. Но машинист этого локомотива сразу замахал на меня руками: «…никого брать не будем! Итак, всего второй рейс за месяц, а тут ещё и премию срежут!»

Вся станция Барабинск была забита составами на Восток, но когда они поедут никто не загадывал, т.к. это было в разгар «Рельсовой Войны», когда шахтёры перекрывали магистрали требуя зарплаты. Пикет шахтёров был в Кемеровской области, а составы останавливали уже в Новосибирской, видимо, дальше уже просто некуда было их загонять.

На всякий случай я решил разыскать дежурного по станции Барабинск. За пультом сидел полный мужчина и рядом парень лет 17ти. В этой же комнате находились ещё несколько мужчин, видимо ожидавших, когда выясниться их судьба «ехать – не ехать». Я постучал, вошёл и представился. Дежурный и остальные сразу оживились: «…О! К нам приехал путешественник! Давненько никто не заглядывал…». Но помочь они мне ничем не могли, т.к. в Новосибирске все пути уже забиты товарняками, а шахтёры пропускают только пассажирские поезда. Так они и сидят в Барабинске, не зная когда поедут дальше. На пассажирских поездах я ехать не хотел, т.к. это будет уже не Автостоп в чистом виде.

Мне объяснили, что возле Барабинска есть пост ГАИ. И я пошёл к нему пешком. Оказалось, что идти нужно пять километров, хоть и по самой короткой дороге. Возле поста обнаружилось целое скопление машин, водители которых спали в кабинах. Попросил у гаишника попить воды и поинтересовался где лучше ставить палатку. Мне ответили: «Вот там и там – сыро. Здесь – посуше».

Поблагодарив, я отошёл в поле на 25 метров и поставил палатку прямо напротив поста в свете фонарей. Когда засыпал, на часах было 12 ночи…

Вылез из палатки в 3:20 по Москве. Уже светло, водители вокруг просыпаются, и мне пора подстраиваться под их режим. Собрался и подошёл к посту. На трассе висят дорожные знаки, показывающие, что через 29 км на Запад трасса кончается и что машинам, следующим в Омск, нужно здесь сворачивать в Барабинск. Рядом стоял КаМАЗ, водители которого раскочегаривали примус. Они везли из Германии груз «Гуманитарной Помощи» в Новосибирск, но, к сожалению, подвезти меня не могли, потому что в их машине только два сидения. С ними я попил чаю, умылся и начал голосовать. Мимо шла колонна из трёх военных КаМАЗов. Остановился тот, который шёл третьим. Водитель приоткрыл дверцу и крикнул: «Садись быстрее!» Я мигом сорвал рюкзак с плеч и влетел в кабину. Пока водитель расспрашивал меня «кто да откуда» я ощупывал рюкзак в поисках таблички «АВТОСТОП=50RUS». Эта очень ценная для меня вещь, т.к. надпись сделана катафотной лентой. Она была прикреплена к рюкзаку во время голосования. Сообразив, что должно быть, табличка слетела во время моего прыжка, и ещё раз тщательно обшарив кабину, я попросил водителя немедленно высадить меня прямо в чистом поле.

Мы успели проехать уже шесть километров. Несмотря на ранний час (8-50 по местному времени) солнце уже жарило во всю. В наказанье себе пришлось возвращаться к посту пешком. Навстречу мне проехала машина с Гуманитарной Помощью, недоуменно просигналив, «отчего это я иду пешком в обратную сторону?!» Это меня ещё больше разозлило и я застопил первый же подвернувшийся «под горячую руку» цементовоз. Выскочив из цементовоза, вернулся на место посадки в военный КаМАЗ и не обнаружил таблички. Стоявший рядом гаишник только улыбнулся:

— Да забрали её на сувенир!

— Да кто забрал?! Зачем!?

— Красная «девятка». На память.

— Куда она пошла? (догоню сволочь и проколю все пять колёс!)

— В Барабинск…

— Надо было себе её (табличку) взять. Я же за ней специально вернулся! Где теперь ту «Девятку» искать? Какой номер? (я набросился на гаишника, как будто он виноват в моей рассеянности).

— Да откуда я знаю…

Немного остыв, я попросил постового выловить эту «Девятку» в следующий раз и забрать «Сувенир» к себе на пост. Пообещав, что когда буду ехать обратно, обязательно заеду и заберу…

Утреннюю волну я уже упустил. Стоял долго и тоскливо. В 7:25 остановил «Ниву» с надписью «ГОСТЕЛЕРАДИО НОВОСИБИРСК» на двери. Пожилой водитель ехал один. Он оказался лихачом, а его машина (4х4) очень шустрой. На полпути мы остановились долить бензину из канистры. Я сфотографировался и подарил водителю газету «В.В.» «для Новосибирского телевидения». В 10-40 мы въехали в Новосибирск. Водитель спросил:

— Куда тебе надо?

Я открыл свою записную книжку с адресами, так называемый «Рингушник» на букву «Н»:

— Ага. Вот Ася, живущая на улице Ватутина… с неё и начнём.

— Давай я тебя подброшу.

— Спасибо. Если по пути.

Высадился я прямо перед домом Аси. Читателю она уже известна по книге А. Кротова «Вперёд к Магадану!» Достав из рюкзака «Магадан» и, перечитав ещё раз раздел «В гостях у Аси», прямо с раскрытой книгой в руке нажал кнопку звонка. Увы, дверь открыла Асина мама. Сама Ася в эти дни жила с ребёнком на даче. Зная по книге, что Асина мама отрицательно относиться к «вписчикам» я ничего ей не стал рассказывать – просто попрощался.

Поскольку ещё было довольно рано устраиваться на ночлег, решил повременить с поисками вписки и поискать в Новосибирске Интернет. Молодые люди, гулявшие во дворе, посоветовали мне дойти пешком до Новосибирского Университета.

Зайдя в холл десятиэтажного здания, я обратился к вахтёрше с вопросом: «А где здесь у Вас Интернет?» Но вахтёрша ничего об этом не слыхивала. Тут рядом открылся лифт и в него зашёл человек. Рассудив, что навряд ли Интернет есть на первом этаже, (а подниматься по лестнице с рюкзаком мне совсем не хотелось!) я впрыгнул в кабину и задал человеку тот же вопрос. «Так у нас! На десятом этаже». — Сказал человек. Я быстро объяснил ему что хочу, человек предложил тут же решить мою проблему. Оказалось, что лифт в НГУ ходит только на шестой и десятый этажи. (Бзик у него такой!) Но в этот раз, то ли из- за наличия автостопщика, толи из-за жары, он согласился ехать лишь до шестого. Оставшиеся четыре этажа нам пришлось пройти по лестнице. Я поднимался с рюкзаком и до десятого этажа взмок от пота. Ведомый человеком в двери, я оказался в светлом офисе с кондиционерами и факсами-ксероксами. За компьютерами сидели люди в белых рубашках с галстуками, пили кофе из дорогих чашек. Ввалившись вслед за человеком, я сбросил рюкзак на мягкий пол, и наполнил помещение запахом пота от своей грязной футболки. Все сразу повскакали с мест и вышли из комнаты, якобы для того чтобы принести «путешественнику» холодной минералки и освободить доступ к компьютеру.

Оказывается, здесь располагалась фирма, предоставляющая доступ к Интернету через антенны, так чтобы телефон оставался свободен. (Обычно подключение происходит через телефонную линию).

Попив воды и написав письмо, я подошёл к окну, откуда открывалась прекрасная панорама города. Мне показали в бинокль, где находиться Академгородок и как добраться до Оби.

Выйдя на улицу, я застопил «Жигули» до того берега Оби. Переехав чрез длинный мост, устроил купание с мылом и постирал футболку. Центральный пляж был напротив, – народу купалось уйма! Для меня очень необычно было то, что у такой широкой реки оказалось столь сильное течение. На моём берегу был Дикий пляж с кустиками, в которых, при сильном желании, можно было бы и переночевать.

Во время купания, обратил внимание что мыло с поверхности тела смылось очень быстро, а вода на коже собралась в капельки – это признак того, что вода слишком «мягкая» — где-то что-то спускают в реку…

После купания я купил лаваш и кефир, дошёл до ближайшей скамейки в сквере, устроил обеденный перекус. Оказалось, что я сижу на улице Восход, в доме 28-а по которой расположена Областная Станция Юных Туристов (СЮТур). Дом 28 я нашёл быстро, а вот где расположен дом 28-а, не знали даже жильцы этого двора. Наконец, в поисках дома-невидимки зашёл в какую-то контору, откуда позвонил по имеющемуся телефону. Работники сей конторы слышали о СЮТур, даже были приглашены как-то на Новогодний Вечер туда, но где это находиться – не знали. Наконец, по телефону выяснили, что 28-а – Детский Сад, скрытый деревьями в глубине двора. Посетив СЮТур, пообщался с несколькими людьми ещё не успевшими в этот час уехать домой. Мне сказали, что утром придёт краевед, у которой я смогу получить все интересующие меня сведения о достопримечательностях Новосибирска.

Из СЮТура я позвонил на вторую имевшуюся у меня от Кротова вписку. (Помните «В гостях у Влада»?). Получив приглашение в гости, сменив две машины, приехал прямо к нужному дому и был очень приветливо принят Владом и его матушкой Зинаидой Тимофеевной. Матушка была немного сердита на Кротова, за то, что он описал её как «любительницу Зюганова», но в целом, отнеслась к очередному вписчику очень хорошо. Сам Влад болел тяжёлой болезнью и просил передать Кротову, что больше не сможет вписывать и его адрес давать никому в будущем не следует.

Помывшись-постиравшись, мы поужинали гречневой кашей и после долгих разговоров наконец-то легли спать.

По Иркутской области Тайшет
На локомотивах – быстрее ?