Танзания

Танзания встретила спокойно, без эмоций. А может это сказывалась накатившая после пережитых трудностей апатия. Тропическая природа уже не радовала. При виде разукрашенных туземцев с копьями не хотелось лезть за фотоаппаратом. Зачем? Все равно на всех африканцев не напасешься денег!

Дорога была узкой, но ровной, покрытой асфальтом. Алексей советовал держаться ближе к ее центру, чтобы не врезаться в какое-нибудь глупое животное, неожиданно выскочившее из кустов. Я так и делал, но диких животных не видел – должно быть они попрятались в национальных парках и врезаться в них можно лишь предварительно купив билет. Зато по дороге встречались дикие автобусы. Они тоже ехали по центру, с диким ревом выскакивали из-за поворотов и норовили спихнуть меня на обочину. В городке Аруша лил проливной дождь. Мы здорово вымокли и решили сделать остановку на ночлег. Нас приютили знакомые Алексея: учившийся в России танзанийский доктор-гинеколог и его жена, русская. Звали ее, кажется, Марина. Доктор усердно работал, чтобы обеспечить Марину всем необходимым. А она умирала от скуки дома, читая книги и смотря сериалы по телевизору. Доктор посоветовал остерегаться случайных связей с танзанийками, так как около 80% обращавшихся к нему женщин оказывались больны СПИДом. За себя я был спокоен – танзанийки мне не слишком нравились. Но даже просто оказаться в танзанийской больнице было рискованно. Переливания крови, грязные иглы и даже просто посещение стоматолога могли привести путешествие к трагическому финалу.

Из Аруши мы направились в городок Моши, к подножью Килиманджаро. Алексей намеревался забраться на самую высокую вершину Африки. Я был к этому равнодушен. Платить немаленькие деньги чтобы ради «зарубки на ремне» на несколько дней подвергнуть себя тяжелому физическому испытанию и даже риску? Тем не менее Килиманджаро остается местом паломничества романтичных безумцев со всего света. Одни – профессиональные альпинисты. Другие – ищущие приключений «чайники», многих из которых спускают вниз на носилках. У входа в парк толпятся гиды, уговаривающие новоприбывших туристов идти именно с ними. Отказаться от услуг гида нельзя. Но выбирать и торговаться можно. Хотя уложиться в сумму меньшую 1000 долларов за восхождение будет непросто.

Изучив все предложения, мы направились в столицу Танзании, город со странным мусульманским названием Дар-эс-Салам. Это был почти цивилизованный город. По улицам не бродили попрошайки, гангстеры и бездомные коровы. Зато тут были симпатичные ресторанчики, отели и «культурная жизнь». Был даже Русский культурный центр, в который приехал на гастроли русский балет. К открытию выступления организовали банкет. Тут была вареная картошка в кастрюле, бутерброды с красной икрой, соленые огурцы. Круглолицый улыбающийся танзаниец в косоворотке разливал вино по пластиковым стаканчикам.

В культурном центре мне удалось познакомиться с интересным человеком. Давид Жоржоладзе, россиянин грузинского происхождения – профессиональный зверолов. Он отлавливает животных для зоопарков, магазинов и частных коллекций. Единственный белый зверолов в Танзании, Давид принимает заказы любого размера и сложности: от слона до маленькой ящерки. В карантинном центре, где он держит пойманных зверей, живут зебры, антилопы, бабуины, генетты, трубкозубы, питоны, гадюки и гигантские пауки. А охраняют территорию служебно-сторожевые гиены.

Одним из основных доходов Танзании является торговля дикой природой. Тут и сборы за восхождение на Килиманджаро, и посещение парков, и охота на животных. В связи с политическими проблемами (попросту резней) в соседней Кении, потоки туристов начали перенаправляться в Танзанию. В Дар-эс-Саламе начали всерьез рассуждать: а не становится ли Танзания главной страной в Восточной Африке?

Из Дар-эс-Салама ходят паромы на средневековый центр работорговли остров Занзибар. Оттуда можно уплыть на Коморские острова и Мадагаскар. Но там уже нет рейсовых пассажирских судов – нужно договариваться с грузовыми.

От столицы можно доехать до городка Багамойо, бывшему центру «немецкой Африки». В Багамойо сохранилась колониальная архитектура. Пляжи оккупированы рыбаками, а подходы к достопримечательностям – гидами и продавцами сувениров. Нумизматы смогут недорого купить старые немецкие монеты. В целом же над Багамойо витает дух запустения. Должно быть виной тому были дождь и отсутствие туристов. Даже вечно жизнерадостные гиды и продавцы грустно взирали на единственного иностранца – меня, понимая что много денег сегодня не заработают.

В Дар-эс-Саламе мы с Алексеем расстались. Он отправился покорять Килиманджаро, а потом по личным делам в Кению. А я двинулся на юг, ожидая, когда Алексей освободится и меня догонит.

Ехать было легко и даже интересно. Дорога в сторону Малави шла через национальный парк Иринга. Тут действительно на дорогу выскакивали бабуины и даже слоны. Нужно было останавливаться и ждать, пока животные уйдут с дороги.

Путешествие в Африку: Кения
Сирия