Красноярские Столбы

Наступило утро очередного понедельника, 20 июля 1998 года.

Проснулся в 8:30, пока умывался-завтракал, разговаривал с Катей – уже 14 часов по местному времени. Катя дала карту Заповедника. Сложил в рюкзак аптечку, одежду, фотоаппарат, пластиковую бутылку, кружку, мыло. Подумал, и взял ещё книги ПВП и «В.В.» на случай, если обнаружу Столбистов.

Дорожка вверх поддерживалась в хорошем состоянии, – по ней ездят Лесники на ГАЗике и Новые Русские на Джипах, за отдельную плату. Идти 5 км оказалось довольно тяжело, но вокруг дороги очень живописные виды. В горном ущелье все склоны поросли буйным лесом, летают красивые бабочки, попадаются бурундуки.

Вдоль дороги оборудованы места для отдыха, мусорные баки. Много плакатов, призывающих бережно относиться к Природе, особенно в Заповеднике. Много специальных знаков, предупреждающих об опасном Энцифалитном клеще – контур человека, вытряхивающего одежду и подпись: «НЕ ПОРА-ЛИ ПОИСКАТЬ КЛЕЩА?!» К счастью, клещи попадаются в мае-июне, и мне особо волноваться не приходиться. Перед перевалом дорога петляет, а пешеходы идут вверх по тропе, которая называется «Пыхтун».

На перевале стоит закрытый киоск – видимо, в дни большого наплыва туристов здесь торгуют сувенирами. От киоска, налево, уходят тропинки, по ним дошёл через сосновый лес к подножию Первого Столба.

«Столб» оказался довольно большой скалой. При подробном рассмотрении, видно, что скала сложена из отдельных глыб, отшлифованных ветрами и дождями. Огромные камни, будто игрушечные кубики великана, были поставлены друг на друга, порой в самых неожиданных позах. Непонятно почему «это всё» не рассыпается уже много сотен лет. Ещё с царских времён, Столбы были излюбленным местом тренировок скалолазов. Об этом говорят многочисленные надписи типа «ЗДЕСЬ БЫЛ ВАСЯ. 1904г.» и более поздние. Сейчас Столбы – заповедник. Лазить по ним можно, но, не разжигая костров и не разбивая палаток. Впрочем, в летнее время, ночевать можно в многочисленных нишах под нависающими выступами, постелив «для комфорта» коврик-пену.

На самых «популярных» столбах довольно чётко видны пути подъёма вверх. Несмотря на то, что никакими креплениями и страховками никто не пользуется, ноги и зады Столбистов отшлифовали камень в местах наиболее удобного пути. Таким образом, по «светлым» тропкам я попытался «сходу» залезть на Первый Столб. С первой попытки залез прямо «в лоб» до половины Столба. Дальше долго ползал вправо-влево по полке, но везде натыкался на вертикальную стену. Попробовал ещё с двух сторон. Самой удачной была третья попытка. Я достиг небольшой пещеры, от которой следы поднимались по почти гладкой стене. Имея резиновую обувь там вполне можно было бы «зацепиться»… Но я был в кроссовках с пластмассовой подошвой, к тому же, довольно старых и рваных.

Ругая кроссовки и «плохого танцора, которому, как известно, …» спустился вниз. От лазания по скалам в жару – взмок от пота. Вернулся к киоску. В 100 метрах ниже по тропинке был родник с очень чистой и холодной водой. Набрал воды в бутылку и вылил на спину. Футболку тоже прополоскал из бутылки. Накинув её, влажную, на плечи, стал спускаться к кордону Нарым, где, по словам Кати, был интересный «Живой Уголок». «Уголок» оказался Зверинцем, в клетках-вольерах содержались многие животные, когда-то больные и раненные, а теперь, обречённые на жизнь за решёткой. Посещать Зверинец можно бесплатно. Я долго ходил среди клеток, рассмтривал-фотографировал многочисленных сов, соколов, грызунов и хищников. Невдалеке были вольеры с лисицами, песцами и прочим зверьём. В большой клетке, развалившись на будке, спала медведица.

По всему было видно, что работники Заповедника относились к своему Зверинцу с большой любовью. Даже надписи на клетках, какие мы привыкли видеть в любом зоопарке, здесь были сделаны очень оригинально.

Например, в одной клетке лежит пень. Из-под него торчат два розовых хвоста. Табличка гласит: «НЕ МЫШКА! Белая лабораторная крыса, честно служит Науке, расплачиваясь за проделки своих серых собратьев». Мне запомнилась ещё одна табличка: «МОРСКАЯ СВИНКА Никакого отношения к морю и свинкам не имеет».

В самом большом загоне жила …свинья. Если к вольеру приближался посетитель, то она подбегала к нему, тёрлась боком о решётку и хрюкала, будто бы разговаривая с гостем.

Птицы были тоже очень непугливыми и позволяли фотографировать себя с очень близкого расстояния. Жаль только что мой фотоаппарат, «мыльница» Кодак, не позволял фотографировать «в упор» и все снимки вышли не качественными.

Вокруг клеток то и дело попадались на глаза крысы. Работники зверинца объяснили, что зимой крысы прогрызли клетку и, сбежав на волю, скрестились с серыми местными крысами. Теперь, даже днём, посетители могут видеть «свободно живущих» крыс, самых пёстрых и неожиданных расцветок.

Прощаясь, я расспросил «звероводов» о Столбах. Согласно их советам, начинать «покорение» мне стоило с Четвёртого столба, т.к. вид с него самый красивый, а забраться на него легче, чем на остальные.

Снова поднялся, мимо родника, на перевал, обошел справа Первый, «непокоренный» столб и направился к Четвертому.

Вот на моем пути показались скалы. Я быстро влезаю наверх и вижу… что Четвертый столб дальше, а я стою на каких-то других скалах. Постоял, отдышался и снова вниз. Вот и долгожданный Четвёртый. Поднялся на две трети и увидел нечто вроде пещеры – нагромождение огромных камней, между которыми остался узкий вертикальный лаз. Эта щель вывела прямо к вершине. Уже через несколько минут я фотографировал «В.В.» и ПВП на фоне потрясающего пейзажа окрестных Столбов.

Стоя на вершине Четвёртого Столба, я заметил, что Второй всё-таки выше остальных. Солнце ещё довольно высоко и будет очень обидно, если я даже не попытаюсь подняться на Второй Столб!

От Столба к Столбу шли многочисленные тропинки. Второй я начал огибать слева, наконец, увидел тропинку наверх. Поднялся и понял, посмотрев на карту, что стою на вершине другой скалы, которая называется Митра. Между Митрой и Вторым был узенький Перевал, на котором вдруг услышал музыку. Оказалось, что на Западной стене, прямо на краю пропасти, сидели ребята и слушали магнитофон.

Эти ребята не только сфотографировали меня моим фотоаппаратом, но и подсказали, по какому пути лучше залезать на Вершину. Подъём был очень труден для меня. Там где, судя по следам, Столбисты ходят в полный рост, мне, из-за плохой обуви, приходилось ползти «в раскорячку» на четырёх конечностях. Наконец я оказался на некоей «полке» с западной стороны. Солнце уже касалось горизонта, а я всё никак не мог догадаться, где же лезть дальше.

Наконец, увидел две огромные плиты, которые, сходясь почти под прямым углом, образовывали вертикальную щель, шириной сантиметров 15-20. Вдоль этой щели, по краю совершенно гладких плит, протянулся вверх светлый след. Это многочисленные восходители отполировали плиты своими «пятыми точками». Вклинившись телом между плитами, я обнаружил, что мой зад оказался точно на этом «следу». Значит я на правильном пути! Нужно теперь скользить вверх. И вот я на плоской площадке почти на самой вершине. С трёх сторон вокруг меня пропасть, с четвёртой стороны – ещё одна скала, высотой метра в полтора. Но путь к этой скале, лежит по, так называемому, «Коньку». Это похоже на вершину деревенской крыши, где вместо жестяных скатов – каменные плиты. Остаётся сделать 13 шагов, и ты на Вершине.

В резиновой обуви, при некоторой отваге, это вполне можно сделать, но мои ноги, на твёрдой пластмассовой подошве… разъезжаются в стороны!

Лететь, однако, если что, метров 300 в любую сторону…

Взвесив все «за» и «против», я решил, что уж лучше я пройду эти шаги в следующий раз.

Полюбовавшись на панораму, и сделав несколько снимков из серии «Столбы в лучах заходящего солнца», я спустился вниз тем же путём, но с гораздо большими усилиями.

Только у родника я вспомнил, что целый день ничего не ел. Тут же накатилась усталость. Но, это была «довольная» усталость, «согревающая Душу».

Пока я шёл по дороге обратно, к первому Кордону, навстречу поднялась иномарка, с богатыми туристами. Машина проехала и у меня закружилась голова от вдыхания бензинового выхлопа. «Ага!» – сказал я сам себе, — «Кажется у меня отравление Кислородом». Как же я, после этого заповедного воздуха, буду на трассе голосовать?!

К ужину я разогрел гречневую кашу.

Двадцать первое июля я встретил на всё том же чердаке дома лесника. Проснулся в 10-30 по местному времени. «После вчерашнего» дико болели суставы. Покончив с завтраком, сел вместе с Катей составлять Описание Столбов для «Вольной Энциклопедии». Прощаясь, подарил гостеприимным хозяевам ПВП и «Вольный Ветер». Кстати, Катерина предлагала «пожить у них ещё, полазить по остальным столбам» но я спешил продолжить своё путешествие.

Перед уходом мы сфотографировались на крыльце дома.

Вниз, к трассе шагалось легко. Стал на Позицию и стал голосовать в сторону Красноярской ГЭС. Первая машина, «Нива», ехала в город Дивногорск. Там, на повороте я остановил бетоновоз, который ехал совсем недалеко, на базу. Но, всё-таки довёз до ГЭС. Мы попрощались с водителем у ворот и он, развернувшись, уехал в обратную сторону.

Я сфотографировался у плотины внизу и решил попробовать осмотреть ГЭС изнутри. Охранник и ворот послал меня…в Бюро Пропусков. Это было белое, двухэтажное здание, недалеко от остановки автобусов. Там мне сказали, что «такие вопросы» решает Зам. Начальника по Общим Вопросам.

— Добрый день. Я такой-то тот-то. – Представился я ЗНпоОВ.

— Что Вы хотели?

— Да вот, подумал, что нехорошо было бы побывать в Красноярске и не посмотреть Вашу знаменитую ГЭС.

— Тогда Вам нужно позвонить по телефону 1-00. Там должен быть человек по имени Игорь. Он занимается экскурсиями по ГЭС. Без него никак не пустят.

— Спасибо, сейчас позвоню.

— Только побыстрее, у него рабочий день до 17 часов. А после 17 никого посторонних на ГЭС не пускают!

Местное время было, без двадцати пять. По телефону никто не отвечал. Скорее всего, Игорь уже ушёл домой.

Немного расстроенный, вышел из здания Бюро Пропусков. Теперь мне захотелось сфотографироваться с того места, откуда рисовали рисунок на десятирублёвой купюре. Склон горы оказался каменистым и осыпающимся. Хотя рюкзак я спрятал в кустах внизу, поднимался очень долго, то и дело пуская вниз небольшие камнепады.

Вид сверху меня разочаровал, т.к. заходящее солнце светило прямо в глаза и фото получилось некачественным.

Спустившись вниз, я поймал «волну» машин, на которых работники ГЭС разъезжались по домам.

За время лазания я порядочно вспотел и вымазался в каменной крошке. Теперь, чтобы обрести «приличный» вид, нужно было искупаться. Енисей для этих целей не подходил, т.к. вода, сливавшаяся из нижних слоёв водохранилища, была весьма холодна, что-то всего около +6 градусов.

Первый из остановленных мной водитель сообщил, что он не может довезти меня до города, потому что едет на Ману. Мана – это речка, по его словам, очень даже пригодная для купания.

Шоссе проходило через Ману. Ещё с моста было видно множество купающихся людей. Вода была довольно тёплая, прозрачная. Неудобно было только заходить в воду по камням при сильном течении.

Во время купания, я обратил внимание, что местные жители, приезжая на машинах, шли купаться в специальных резиновых калошах (тапочках?), чтобы не поранить ноги. Ещё я удивился, что многие купаются с мочалкой-мылом и шампунями.

Вот мне повезло, сейчас поеду на Вписку, там под горячем душем помоюсь. А они что, до дома потерпеть не могут, чтобы нормально помыться?

Накупавшись, разложил на камне полотенце и выстиранную футболку. Сам занялся ремонтом кроссовок, которые разваливались по швам – того и гляди потеряю.

Примерно через час «собрал монатки» и снова голосую в город. На этот раз водитель Тойоты ехал в центр города. По пути я спросил его, где, по его мнению, мне можно бесплатно позвонить? Водитель высадил меня возле какого-то общежития и сказал, со знанием дела:

— Вот здесь, на вахте, есть телефон. Вообще-то бесплатно там звонить не разрешают. Но ты объясни, кто такой, тебе разрешат.

— Спасибо, так и сделаю.

Водитель оказался абсолютно прав. Вахтёрша охотно придвинула ко мне телефон, заслонив им табличку «ТЕЛЕФОН СЛУЖЕБНЫЙ!»

Я стал звонить по впискам, телефоны которых мне надарили на Столбах. К сожалению, никого из потенциальных «Вписывателей» не было дома – все или на даче, или в походе на байдарках по Мане.

Поблагодарив за телефон, уже собрался уходить. Неожиданно вахтёрша, слышавшая мои переговоры, предложила вписаться … у неё дома! Я поинтересовался, «к чему бы это?» Вахтёрша объяснила просто: «Ну, надо же тебе где-то переночевать, помыться, отдохнуть…» Она стала звонить домой, объяснять дочери: «…да, турист-путешественник из Москвы… да нет, не опасный… …не бандит, я тебе говорю… сейчас приедет, узнаешь — познакомишься…»

Записав на бумажку адрес, еду стопом на нужную квартиру.

Дверь открыла дочь вахтёрши, Алёна. В квартире была так же её подруга, которая тут же вспомнила, что уже видела меня в воскресенье вечером, когда я расспрашивал дорогу на Столбы у прохожих.

Ну, вот. Такой большой город, а уже на улицах узнавать стали…

Достав влажное полотенце, пошёл в ванную. Опа! Из под крана течёт холоднющая струя и никакого намёка на горячую воду…

— Алёна, а почему горячей воды нет?

— А её уже давно нет.

— Что значит «давно»?

— Да уже несколько месяцев. И, наверное, до самой зимы не будет.

— А как же вы моетесь?

— Да уже привыкли все. Кто на Ману ездит, кто на даче греет… Многие прямо холодной моются…

— Да она же прямо из Енисея, наверное. Аж пальцы немеют!

— А что поделаешь…

Пришлось мыться под ледяным душем, вспоминая свою недогадливость на Мане, где все купались с мылом, а я принимал их за «дикарей». Оказывается, это они «предусмотрительные», а я оказался «в дураках».

После душа сразу проснулся аппетит. Интересно, где он весь день спал?

Сварил гречку. Плотно поужинал. Девушки составили мне компанию за чаем. После ужина Алёна пошла готовиться к завтрашнему экзамену в Институте, а я сел писать дневник.

По Иркутской области Тайшет
На локомотивах – быстрее ?