В краю бастующих шахтёров

Подъём в 8:30. Завтрак картошкой. Вышел на улицу, буду выезжать из города ситистопом. Сменив две машины “в сторону выезда на Кемерово” попал на длинную улицу, по правой стороне которой тянутся ряды продающихся машин. Типа “чёрного” авторынка. Автостоп затруднялся ещё и тем, что в конце улицы оказался огромный рынок и все машины ехали туда. Прошёл пешком уже приличное расстояние, а рынок всё не кончается. Наконец-то поймал ЗИЛ, который вывез за конец рынка, к выездному посту ГАИ. Но, к сожалению, это был выезд на Ленинск-Кузнецкий, а не на Кемерово-Красноярск. Пришлось стопить обратно к рынку, и оттуда, ещё на четырёх машинах, на нужный выезд из города. Потерял уйму времени. Через час был-таки на “правильном” посту ГАИ. Невдалеке стоит электронное табло, показания его были следующими: Р- 736, 11:38, 23*C.

Тут же взял ЗиЛ с досками на 30 км, который высадил меня у посёлка Сокур в 9:10. Через десять минут я сел в очень крутую иномарку с кондиционером, жаль только ехала она лишь до следующего поста ГАИ. Там мне удалось взять Тойоту-Короллу до Юрги. В 10:50 машина сворачивает на Юргу, прохожу пешком мимо поста ГАИ, который одновременно является некоей “Таможней Кемеровской области”. Со всех машин здесь берут “узаконенную взятку” как сказал один водитель, кажется, рублей десять. Машин уже совсем мало, однако, не успеваю дойти до конца поста, как беру чёрную “Волгу”, которая едет в совхоз “Арлюковский”.

И вот, стою на повороте в совхоз. Несмотря на то, что граница областей уже позади, машин что-то не прибавилось. Замечаю невдалеке блеск воды. Спустился пешком в ложбину и увидел некое водохранилище. Сразу полез купаться. Дно оказалось вязкое. Наступил в грязи на что-то острое, хочу выдернуть ногу, а вторая в это время погружается в ил ещё больше. Пока “топтался” из пальца на ноге вырвало приличный кусок мяса. Пришлось оказывать первую мед помощь самому себе:

1. Достал аптечку.
2. Спустил немного грязную кровь.
3. Промыл водой.
4. Запихнул мясо обратно в рану (жалко выбрасывать!)
5. Обработал края ватой с йодом
6. Достал таблетку стрептоцида, измельчил её ножом и высыпал порошок на марлевый тампон.
7. Наложил всё это на рану и примотал к пальцу пластырем.
8. Надел чистые носки, обулся, поковылял на трассу.

Ступать больно – наверняка в ране осталась грязь. Встал на трассе, останавливаю КаМаз с табличкой «АСФАЛЬТ» за лобовым стеклом. Рабочий день у водителя кончился, и он ехал в деревню Топки, «к тёще на блины». Я же намеревался достичь Кемерово. Не доезжая 27 км, КАМАЗ свернул в деревню, оставив меня на круговой развязке. Там я простоял 45 минут, зато взял быструю Тойоту. Молодые ребята возвращались с Новосибирска в Кемерово. Они работали на майонезном заводе и решили устроить мне экскурсию, т.к. им нужно было выгрузить там из багажника какие-то мешки с добавками. Было воскресенье и мне не удалось отпробовать майонезу «с пылу-жару», но я осмотрел цех, где майонез сначала варят, потом закатывают в банки и складируют в огромный холодильник.

После «экскурсии» мне устроили «обзорную поездку» по городу и завезли в травмопункт, т.к. рана всё ещё вызывала у меня некоторое беспокойство.

Вопреки распространённому мнению там не потребовали ни паспорт, ни Страховой Полис. Дежурный Врач спросила только:

– А бинты у тебя есть?

– Есть. – Удивлённо ответил я. – Только не стерильные.

– Ничего, пойдут.

– А как же Вы оказываете помощь тем, у кого нет бинтов?!

– Вот так и оказываем… – Загадочно ответила Врач.

Далее мне сделали укол от столбняка, промыли рану салфетками с раствором перекиси водорода и наложили повязку на всю ногу, истратив весь имеющийся у меня бинт. На прощание, мне выписали справку: «такому-то тогда-то была оказана помощь, в связи со скальпированной раной мизинца на правой ноге…» и посоветовали обращаться с этой справкой в любое медучреждение по поводу перевязки. (Скажу сразу, что перевязка больше не понадобилась. Через три дня повязка «сползла» и я убедился, что рана не гноиться. Залепил её бактерицидным пластырем и … полез на скалы Красноярских Столбов. Но, об этом, в свою очередь.) Из травмопункта я позвонил на единственную имевшуюся у меня вписку в Кемерово. Но, некоей Оли не оказалось дома. Тойота ждала меня у входа и на ней же, к половине четвёртого, меня довезли до выездного поста ГАИ.

Местное время было уже половина восьмого – дело к ночи! Помахав руками сорок минут, и не застопив ни одной сколько-нибудь дальней машины я решил устроить «обед» возле киоска, где продавали горячие бутерброды с напитками. Испросив кипятка, я заварил картофельное пюре и чай, купил горячий пирог с ветчиной, кетчупом и сыром. Расслабившись в пластмассовом кресле за столиком, съел всё это. Покончив с обедом к 17 часам, тут же застопил Джип- Тойоту до Мариинска. За рулём был бывший военный медик, а сзади сидел его сын. По дороге водитель рассказывал, как он зарабатывает на жизнь, скупая в Монголии и Китае шкурки зверей и изготовляя вместе с женой зимние шапки. Мы много говорили о суровой Сибирской природе, о безобразных нравах жителей Алтая, о Великих Стройках и Сталинских лагерях. Приехали в Мариинск уже в сумерках. По совету водителя я сходил в железнодорожную столовую. «Ужин» из горохового супа, гречки со шницелем и кефира с булкой обошёлся мне в 5р. 10коп.

Станция Мариинск была совсем рядом. Переписав расписание электричек, я предпринял попытку проникнуть к Дежурному по вокзалу. В виду позднего часа и отсутствия поездов, дверь в нужном здании оказалась заперта. Опросив других работников ж/д я выяснил, что грузовые составы у них не ходят вообще ни в какую сторону, по причине пикета шахтёров в Анжеро-Судженске. Так что на станции «ловить» мне было нечего.

Пешком, по спящему городу я дошёл до поста ГАИ на трассе, слева нашёл симпатичную поляну среди кустов, поставил палатку и лёг спать в 8:30.

По Иркутской области Тайшет
На локомотивах – быстрее ?